• Адреса, телефоны, схемы проезда в магазины
    steamplay.ru

Статьи

20.12.2013

Алексей Смирнов: "Ни о чём не жалею, но и возвращаться в прошлое не хочу"

Неопубликованное по "техническим причинам" интервью от 2010 года, которое захотелось всё-таки донести до публики.

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ («КАФЕ»): «Ни о чем не жалею, но возвращаться в прошлое не хочу»

Корр.: Алексей, до сих пор ходит много сплетен о Вашем «до-кафешном» периоде творчества. Сами Вы категорически избегаете встреч с журналистами, может быть, пользуясь редким случаем Вы, наконец-то прольете свет на свое «героическое прошлое»?

А.С.: Я из тех, кто взял в руки гитару чуть позже Харрисона, но чуть раньше Клэптона. Мне было лет 15, если я не ошибаюсь. Я уже успел к тому времени не оправдать родительских надежд: отец видел во мне продолжателя семейной традиции в форме офицера Советской Армии, а мама - будущую звезду Ленинградской консерватории. Ну а негодник-сынуля, забив на все, без предупреждения, с головой погрузился в рок-н-ролльное болото. Собственно, история моя мало чем отличается от большинства мне подобных. Ну, разве что, я никогда не выпиливал себе гитару из старого подоконника.

Корр.: Какой год можно формально назвать годом начала Вашей рок-музыкальной карьеры?

А.С.: 1987-й. Я очень отчетливо запомнил эту дату. Сентябрь 87-го.

Корр.: Это правда, что Вы начинали свой путь в качестве уличного музыканта?

А.С.: Правда. Только с одним «но» - тогдашнее представление о термине «уличный музыкант» несколько отличалось от нынешнего. Оплот всех и вся – Ленинградский Рок-клуб - в те дни, как говорится, «был уже не тот». Супергерои 80-х проторили себе путь на стадионы и не особо спешили делиться аудиторией с молодыми музыкантами. Никаких музыкальных клубов и подобных им площадок еще не существовало, все, что оставалось делать молодежи – идти на улицы и в подземные переходы. Это была жестокая школа жизни, без преувеличений.

Корр.: Как Вам удалось вырваться из «цепких лап улицы»?

А.С.: Именно там меня заметил кое-кто из рок-клубовских грандов (не буду спекулировать именами). Уже в 16 лет я попал в питерскую рок-тусовку. Вот так, с ходу, со школьной скамьи - в одну душевную компанию с суперзвездами питерского рока. Любимыми местами сбора «рок-бомонда» были лейб-коммуналка легендарного Коли Васина на Пушкинской 16 (дом №10 тогда был еще обычным жилым домом) и дача той самой Иры Линник в Комарово. Ну вы поняли… Суровое испытание для неокрепшей подростковой психики, надо сказать. И для печени тоже. Хотя, старшие коллеги меня пытались беречь от пагубных пристрастий. Отношение ко мне было как к этакому «сыну полка».

Корр.: Почему на Вас обратили внимание старшие коллеги?

А.С.: Я никогда не пытался быть на кого-то похожим или зарабатывать деньги, подстраиваясь под массовую культуру. Ну и, черт возьми, я умел петь и играть. Не просто мычать пафосные тексты под бренчание трех аккордов, а пустить в ход все свои тогдашние азы музыкального образования. В те дни улица была полна совершенно одинаковых гитаристов, исполняющих либо один и тот же набор песен ленинградского-свердловского рока (если исполнитель помоложе), либо блатной лирики (если исполнитель постарше). Мы же, из юношеской вредности и упрямства, исполняли репертуар Beatles, Creedence, Hollies и прочую многоголосую мишуру из «брит-вторжения» 60-х. Не столько от большой любви к англоязычной музыке, сколько из желания быть не похожими на однообразную ля-минорную массу унылых рок-тинейджеров в унылых косухах с унылыми наклейками на унылых гитарах. И звучали – поверьте мне на слово – просто отлично. Я был бы искренне рад, если хоть один из моих нынешних проектов зазвучал бы так, как звучала моя акустическая группа в 17-тилетнем возрасте.

Корр.: А потом был «FineStreet»?

А.С.: Да. Первая кантри-группа города на Неве пригласила меня в свои ряды на должность солиста. Это была гигантская ответственность. И незаменимый опыт. Несмотря на то, что (уж позвольте мне быть откровенным до конца) я никогда не причислял себя к поклонникам стиля кантри и согласился на этот эксперимент из личного уважения к Мерлу Трэвису, Чету Аткинсу и Джорджу Харрисону – большим спецам по кантри-гитаре.

Корр.: Как изменилась Ваша жизнь после появления “FineStreet”?

А.С.: Я в один момент оказался в одной команде с профессионалами высочайшего уровня. Был, правда, один минус – я сразу-же выпал из рок-тусовки, ринувшись во все прелести гастрольной жизни. Кантри, блюз и иже с ними в те дни стали фантастически популярны в СССР – железный занавес рухнул и «все, что было нельзя, стало можно». Народ пребывал в каком-то подобии эйфории, всем хотелось нового, нового, нового…

Корр.: Вы часто ездили на гастроли в другие страны?

А.С.: Мы практически не вылезали из загрангастролей. Востребованность нашей команды за рубежом (особенно в Европе) была просто фантастической. Спустя годы я понимаю, что этот интерес был скорее проявлением любопытства к экзотике в стиле «русские Ваньки с банджо», но теплый прием и всенародное признание было совершенно искренним. Доказательство тому – горы грамот, почетных дипломов , разноцветных памятных ленточек-значков-медалек, пылящиеся у меня на антресолях. Я уже не берусь точно утверждать, сколько именно раз и на каких фестивалях мы, представляя СССР-Россию и Ленинград-Петербург, становились лауреатами и обладателями призов зрительских симпатий. Просто не помню. Много раз. Все это напоминало разноцветную карусель концертов, новых лиц и пейзажей, разных языков и часовых поясов.

Корр.: Почему Вы, посреди всего этого фурора, вдруг бросили все и занялись организацией собственного авторского проекта буквально с нуля? Почему отказались от регалий и «вернулись в подвалы» к телеконкурсам молодых рок-исполнителей?

А.С.: Потому что каждый творческий человек (если, конечно, он не притворяется творческим) ищет самореализации. Как бы не был интересен FineStreet, это – все равно не то. Это чужие песни на чужом языке для чужой аудитории. А я родился и вырос в Питере. Понимаете? Чего еще можно было ожидать от питерского музыканта… Мне стало тесно в рамках одного стиля. Банально, но факт. Через это проходят почти все ищущие себя музыканты.

Корр.: А как Вы попали в среду доблестных радио-работников? По рекомендации, или случайно? Расскажите поподробнее об этой детали из Вашей биографии.

А.С.: Как-то раз, давным-давно, я выступал в составе группы «Опасные соседи» в ДК Пищевиков на концерте, посвященном дню рождения Джона Леннона. В зале оказались ребята из тогдашней команды «Радио Модерн». Меня попросили посетить их продакшн-студию и поучастсвовать в записи джинглов для Гены Бачинского (он тогда был простым ди-джеем). С этого момента и понеслось. Я никогда не относился к этому виду своей деятельности как к какому-то серьезному занятию или бизнесу. Нет. Это – мое любимое хобби. Такого широкого диапазона голосов, интонаций, характеров, звуков не способно дать ни одно музыкальное направление, кроме, разве что, самого злого авангарда (шучу, конечно). А еще я обожаю озвучивать мультики и смешную рекламу. Мой голос, кстати, можно частенько услышать в эфире. Инкогнито, если так можно сказать.

Корр.: А какова история появления дуэта с Мариной Капуро?

А.С.: Давняя добрая дружба. В середине 90-х мне довелось некоторое время записываться и выступать с «Яблоком и Мариной. Всех подробностей не упомню – слишком уж я был ветреный в те дни и относился к событиям как к сумасшедшему спектаклю – но могу точно утверждать, что моя гитара и голос хорошо слышны в песне Марины Капуро «Когда вернется солдат». А ее восхитительный голос - в кафешной «Это был последний раз».

Корр.: Почему в сети так мало информации о том, как началось Ваше сотрудничество с Федором Чистяковым?

А.С.: Эта информация еще в самом разгаре своего зарождения и оформления. Когда придет время, об этом расскажут грядущие историки.

Корр.: Вы всегда с нескрываемым восторгом рассказываете о былых похождениях и приключениях во времена «хипповой юности», в том числе и в «кафешных» песнях. Хотели бы Вы хотя бы на день вернуться в те времена и вновь почувствовать себя в начале чего-то нового и неизведанного?

А.С.: Вернуться к подростковым прыщам, комплексам, болгарским сигаретам за 40 копеек и водке, разбавленной черт-те-каким-ацетоном в подвале на Сенной? Ну уж нет. Хорошего понемногу. Я счастлив, что все сложилось именно так, как сложилось. Верьте-не верьте, но мне удалось сохранить в себе детское восприятие каждого нового дня как чего-то нового, волшебного и неизведанного. Я искренне хотел бы, чтобы это чувство никогда не оставляло меня. Мне еще есть что сказать, спеть и сочинить. Я ни о чем не жалею, и свое настоящее я не променяю на тысячу возможностей вернуться в «лучшие годы». Вероятно, в этом и есть смысл того самого творческого движения вперед и верности собственным идеалам.

  • Автор: SpbLife.INFO
  • RSS

    Галерея славы в лицах

    Наталья, владелица рок-н-рольного клуба S-CLUB (SCORPION CLUB). Страстная любительница рок музыки, организатор постоянных живых рок-концертов в своем клубе. Старинный друг радиостанции Радио Рокс 102FM